Яблочко

Яблочко. Окусываем первый кусочек .
Яблочко.Серединка
Яблочко. Доедаем

Я делаю аудио просто потому что в этот момент мне это интересно. Да, качество отвратительное, согласна. Но переписывать мне не интересно)

Яблочко

Суждение о любом предмете кроме самого себя чревато опасностью!  Это как свежайшая история о моём коте Мурзике. В один из дней он долго и неподвижно сидел, уставившись в невидимую для других точку, находящуюся аккурат возле места его ежедневного потребления пищи. Но, не лакомился! Не стремился удовлетворить свои основные животные потребности, хотя миска до краев наполненная его любимым кормом манила и звала. Это показалось мне немного странным. А когда такое состояние затянулось – пугающим. Версии посыпались как из рога изобилия. Вид вполне здоровый. Медитирует? Задумался? Размышляет о чем-то возвышенном, духовном пути? Кот аскет? Из уважения я стала передвигаться по дому на цыпочках, тихо, стараясь не мешать. И каждый раз проходя мимо восхищалась его выдержанностью и аристократичной красотой. Гордая изящная осанка, холёный образ — порода одним словом! Застывший в неведомом взгляд был невозмутимо спокойным с немного пугающим налётом мистической мудрости, неподвластной для понимания нами, простыми смертными. Кот философ! Кот мыслитель!

«Бытие и небытие порождают друг друга, длинное и короткое взаимно соотносятся, высокое и низкое взаимно определяются, звуки сливаясь приходят в гармонию, предыдущее и последующее следуют друг за другом…» Лао-Цзы

За время его медитации я успела убраться в квартире, заняться тем-сем, а он, как застывшее египетское изваяние сидел неподвижно и величественно, совсем не обращая внимания на мои суетливые действия. Вот какое уникальное животное мне досталось! Гордость переполняла естество! Не спугнуть бы по неосторожности.

Солнце уже осветило другую половину комнаты, а кот всё продолжал сидеть неподвижно.
Так бы и оставил мой Мурзик свой светлый след в истории — просветленным гением, и, я едва заметный исторический отпечаток  его биографом. Но тут, мне не посчастливилось заприметить пустую плошку с водой, и неожиданно осенившая мысль обескуражила своей жестокой правдивостью: «А может он воды хочет?» 

Беззастенчиво и даже с чрезмерной наглостью наступив одной лапой прямиком в вкуснейший корм (я не пробовала, но так говорят знающие люди) ещё минуту назад аристократичный и благовоспитанный кот неожиданно зло набросился на воду, совсем как дикое животное, выставив меня не в лучшем свете перед мировым сообществом ценителей чистого разума. «Сударь, что ж Вы делаете?- только и смогла ужаснуться я этому безобразию, беспомощно разведя руками.
В презрительно закатанных к небу глазах я прочитала первую за последние часы эмоцию и это были не извинения, господа, и, удивитесь даже не благодарность! Выглядело примерно так: «Серьезно?!», и снисходительно-равнодушное: «Даже комментировать не хочу. Дошло, и слава Богу!» Хотя, не факт, что я интерпретировала всё как следует. Так вот, хотела осведомиться у Вас: «Не допускаете ли вы мысли, что ошибаетесь в сегодняшнем суждении? О чём? Ну, Вам-то лучше знать! А может рецензии ваши не только ошибочны, но и опасны для окружающих?  Пока вы философствуете с неосторожностью оглашая миру своё глубокомыслие, объекты, зависящие от ваших многозначительных выводов лишены самого необходимого, и, таки войдут в историю, но не по причине своей гениальности или полной посредственности, а из-за банального ожидания! Задумайтесь! А может он поёт хорошо, потому что Вы ему на хвост наступили? 

Запись первая

          Я была ему явно интересна, слишком заметно, даже доставляло некоторые удобства. Справедливости ради, не буду себя обнадёживать уникальностью и неземной красотой, интересны ему были все особи женского пола нашей Тур. группы. Бедняга никак не мог определиться. По-видимому, за столь короткий промежуток времени он поставил себе задачу, во что бы то ни стало решить вопрос своего одиночества. Торопливо примеряя всех по очереди, как джинсы на базаре, и при этом с недоверием рассматривая лейбы и швы, он никак не мог ответить себе на вопрос: «фирма или не фирма?». Хоть бы кто-то подсказал. «Где, чёртов продавец, этого магазина?! Когда не надо они всегда крутятся перед глазами не давая сосредоточится, со своими: -Вам что-то подсказать? Сейчас как раз тот случай, Подскажите! Я не убегу, и не отвечу: -Нет спасибо, пока посмотрю. Насмотрелся уже, всё расплывается перед глазами: улыбки, губки, ручки, ножки». Прикидывая к телу, сам разобраться уже не мог, и ждал совета, к лицу ему или нет, модно или прошлый век: -Эта или эта?  Брюнетка или всё-таки рыжая. Вроде не жмёт. А какая лучше смотрится, не вижу?

-Так вам, мужчина, к офтальмологу надо!

 «Острота зрения с возрастом пропала, доктор, поле зрения хорошее, а как-то расплывчато всё. Вижу, вдалеке вроде баба идёт хорошая, а подходит вся в тумане загадочном, как бы не ошибиться. Даже шутить чтоб понравиться желание иссякло. А вдруг, туман рассосётся, и хорошее исчезнет, а баба …останется?! Сил уже никаких нет. Срочно нужны очки правильных диоптрий! Выпишите такие, доктор, чтоб глянуть, и с первого взгляда – любовь! Да и возраст поджимает, сами понимаете, семью пора заводить. Общество требует. Друзья все переженились. И такая тоска. Хорошо раньше было, заходишь в супермаркет, а на полках ждут твоего выбора консервы: Сардина в масле или Килька в томате, Тушёнка бывала не плохая. Выбор не большой, однако берёшь не задумываясь, и счастлив. А тут, та же килька с сардиной, а строят из себя черную икру. И поди разберись в их камуфляже».

И только не нужно осуждать, о чём судачите тем и наказаны будете. А может человек всех понадкусывал из лучших побуждений –  не допустить ошибок, или в виде взаимопомощи, яблоком гнилым чтоб друг не подавился?!

            Заинтересовала я его не сразу, а на день третий, постояла в очереди так сказать, первыми он прощупывал ярких, красивых и обжигающих. Но я была и не последней, хотя не знаю радоваться этому или печалиться.  Внешность моя — абсолютно серая, но если хорошенько присмотреться, то я ничего такая- высокая, по-модному тощая, издали можно сказать спортивная. Правда, всё это богатство скрыто в балахонистых одеждах. Ещё, красивые ноги у меня «от ушей», узреть которые так же не легко, они окутаны тайной бесформенных брюк — ей же рожать! От кого рожать-то? Из богатства — копна шикарных, густых волос, аккуратно собранных в лошадиный хвост или гульку. Почему не распускаю? Через лет 20 наступит тот торжественный момент, когда, решусь и в ответ на призыв из-за спины: «Девушка, можно с Вами познакомиться» медленно оборачиваясь, рассыплю по плечам роскошные, крашеные в огненно-рыжий цвет волосы, и томно отвечу: «Можно!».

     Он пришёл с цветами, как джентльмен. И меня, глупую, не смутило, что сирень хоть и мой любимый цветок, но цветок улицы, в свободном доступе. Это потом я поняла, что они сорваны с куста, рядом с моим окном. Осознала это утром, когда беспощадное Солнце, которое раньше пряталось за пышными ветками сирени, не позволило выспаться, разбудив на несколько часов раньше обычного.
Взволнованно открыв входную дверь, на пороге обнаружила незнакомого мужчину с шикарным букетом. Похож, но тот был с бородой и лысый, а этот выбрит с лёгкой растительностью на голове. Он или не он – вот в чём вопрос? Я замешкалась. Как буд-то подслушав мысли, мужчина одарил меня волшебной улыбкой, и сверкнув неестественно ровными белоснежными зубами рассеял всякие сомнения торжественно произнеся: «Это, Я!»  Мы тут же тепло обнялись, прижавшись друг к другу немного дольше чем положено. Потребовалось усилие чтоб отлепиться от поглощающего сильного мужского плеча, изобразив смущение я сказала: — Ты надолго в наш город?
-Пока не выгонишь.
Эта фраза ввела меня в ступор. Глупо улыбаясь я зависла в раздумьях, но на самом деле началась обработка поступившей информации. Человечки в моей голове обеспокоенно забегали, перебивая друг друга: «А вот тут поподробней. К чему он это сказал? А почему не уточнила? Зачем вот так сразу всё портить? Во-первых, мы не настолько знакомы; во-вторых, что за намеки?  Или это не намек? Он что жить тут хочет?! Или это мои фантазии? Теперь попить чаю стало звучать угрожающе. Да и Мурзик будет против. Человечки остановились. Придя к общему мнению выдали свой вердикт: «Третий –лишний!».

Вот за что я не люблю начальную фазу отношений! Ничего не ясно. 1000 вопросов. Мозг в напряжении. А правильно ли я сказала, а правильно ли меня услышали, а что имелось в виду, это я нравлюсь или случайно получилось, и т.д. Ужас! Нет чтоб сразу стадия двадцатая: карты вскрыты, восторженное дыхание в затылок, нежно-расслабленные объятия. Продолжая топтаться в прихожей, ждала помощь зала, но помощь не пришла. На наводящий вопрос: -Где остановился?  — был получен ещё более всё усложнивший ответ: -Пока нигде. Можно пройти?

Мягко взяв меня под руку, он по-хозяйски потянул в гостиную. — Где у нас ваза, хозяюшка?

Шах и мат! Мой 3х летний кот, оскалился: «Вот же ж, Мяу! Кого ты опять с улицы притащила?» Он понял последствия моего поступка ещё до того, как я его совершила. Из-под своих длинных ресниц, спутавшихся с короткими усами он с подозрением посматривал то на мужчину, то на туфли не первой свежести, и наконец одарил меня обиженным взглядом, всем своим видом показывая, что в его доме это животное жить не будет! Во-первых, он явно много ест! А вычёсывать его, он же линяет! А может это клещ, и поэтому он почти лысый. А прививки у него все имаются?! Не нужен нам такой. Не нужен! Это же самец! Лучше подружку заведи!  Мурзик ощетинился и зашипел: Брось, брось каку!

Все его аргументы попадали в яблочко, всё что промяукал в десяточку! Но, в моей голове припечаталась другая мишень: круги как кольца возрастного спила дерева, а в центре слово из трёх букв. МУЖ! Ох…Почему я кота сразу не послушала? Ведь с первого взгляда было понятно, что ничего толкового не будет, не понять почему, неприятен его запах, или слегка потрёпанный дальней дорогой вид. Не знаю. Позже стало ясно, он ярый собачник, а значит, в этом измерении (тут я кошатница) нам априори не по пути.
Разговор не клеился. Он строил из себя горячего мачо, искрометно шутил, а мне – серому айсбергу в розовом халате, абсолютно нечем было парировать, разве что гламурно ослеплять перламутровыми пуговицами. Острить в ответ никак не получалось, всё мимо и не в попад, чувствую себя глуповато. Неловко как-то. Но М, он не сдавался так много говорил, что от количества быстро вошедшей в мозг информации у меня закружилась голова. Хотела отпроситься и уйти спать, но он не давая опомниться влепил жаркий поцелуй, пояснив, что спать мы пойдём вместе, я вляпалась, в доме новый хозяин. Хозяином он стал не в смысле кран починить, а желании обладать моим имуществом, деньгами и шикарным телом (мой дневник) и при этом полное пренебрежение и не уважение к коту (Да, дописала я, не мявкай!).

Возвращаясь с работы, первое, что меня встречало, это запах псины и брутальный бас (лай гиены, требует написать Мурзик): -Ты купила вкусненькое?

Опять есть хочет, ненасытное животное. Где продается вкусный корм для мужчин, не подскажете? И желательно расфасовка в мешках? В голове вновь активизировались злые человечки: «А что в твоём понимании вкусненькое?! А ты дал денег на вкусненькое? А почему ты сам не сходил за вкусненьким?! Посуду хоть бы помыл!». 

Думаю, я любила его. Или на моих глазах разыгрывался какой-то глупый сериал, не предвещающий ничего хорошего. В свою очередь просматривая серии, Мурзик наблюдал за всем этим безобразием с презрением и немым укором: «А я предупреждал!». Тут же подключились человечки: -Кино дерьмо! Всё понятно с первых кадров! Режиссера на мыло!

Кот как всегда оказался прав – ел хозяин действительно невообразимо много, особенно любил селёдку, а такая роскошь с каждым новым днём становилась мне всё более не по карману. Да и злые человечки всё чаще стали устраивать протестные акции, на этот раз вышли с первого взгляда с безобидным плакатом: «С такими темпами поглощения, дунайская селёдка попадёт в красную книгу! Спасите Дунай! Спасите селёдку!» А на самом деле наводящим на мысль: «Он тебя не первую выбрал. Ты запасной аэродром! Умирать с тобой в один день не собирается. И стакан воды не подаст, потому что посуду так и не помыл!!»

Бабьи человечки вечно ко всему придираются. Ну, любил селёдку мужик, такая слабость у него была, и что?! Он что от этого плохим человеком стал?!

Ах, оставьте меня! Я уже приняла его заселение как неизбежный факт – решение женского вопроса. Смиритесь! Поджав губу Мурзик не захотел далее слушать «Это какой-то бред!» и с протестным видом спрыгнул со стола. Он ещё решил побороться. Однако наш хозяин быстро вычислил кто в доме партизанит и следующим этапом его диктатуры стало требование избавиться от бесполезного животного, которое бесконечно гадит в его тапки.   А я так долго не могла научить его ходить в лоток, но появился Мужчина, и, Мурзик определился. Человечки сделали отметочку: «Один плюсик есть. Хоть какая-то от него польза»

-Избавиться от Мурзика?! Нет уж!  -я впервые взбунтовалась. 

-Ну, хоть кастрируй его! Мне не нравится, как он на меня смотрит!

Мурзик действительно смотрел пугающе, демонически, он уже сделал несколько органических сюрпризов, и сейчас понял, что мало старался. В отместку наш повелитель привёл в дом Хаски, безбашенную собаку с наивными голубыми глазами.

— Собака моя. У мамы жила. Ты же не возражаешь?

— А как зовут её, это он или она? 

— Какая разница? Люблю я её!

— А она много ест?

Неожиданно для него и для меня Хаски и Мурзик подружились, наверное, на почве обоюдной ненависти к бестолковому хозяину. Теперь, Хаски декорировал обувь зубами, а Мурзик заключительным этапом делал так сказать — вишенку на торте.

Называя себя фрилансером, хозяин большую часть времени делал вид что работает. Ясное дело, мужик под прикрытием. Но мои человечки его раскрыли, а я, дура, продолжала им не верить.

«В доме должен быть мужик, нужно выйти замуж, родить детей». Какая сволочь – это сказала? Человечки отрицательно закачали головами: «Это не мы! Это точно не мы!»
Или вот это: «Тяжело нести, но жалко бросить. Симпатичный мужчинка — ничейный. Чё пропадать зря?» Человечки совсем расстроились и обеспокоенные пошли искать в своих рядах предателя. Поздно назначать козла-отпущения, этот мужчина уже стал моим походным рюкзаком, который я напялила на себя, намертво затянув все лямки, чтоб добровольно мучать свою больную спину, натирать до крови ключицы и хвалить себя за то, что я выдержала, я смогла. Но в глубине души я радовалась, что он появился в моей жизни, позволив обрести пусть не полную, но уже очень похожую на настоящую семью. Появились мечты: Мы поженимся, свадьбу делать не будем, лучше отправиться в путешествие. Хотя, на двоих не хватит денег. А куда девать Мурзика и Хаски? «Пусть хоть ЭТОТ съездит»- съязвили человечки.  Назойливые мерзавцы! Будет проблема будем решать — успокаивала я себя, продолжая смаковать мысли о будущем: Появится малыш и всё наладится. Человечки не успокаивались: «А потом ты состаришься, помудреешь, поймёшь, помрёшь».

Немного-бы перестроить, вот немножко подправить взаимоотношения, и, идеально. Но этот запах, одурманивающее амбре, источаемое обувью в которую бесконечно ходил справлять нужду Мурзик! Капля за каплей кот делал свое дело приближаясь к безоговорочной победе. Если вода камень точит, то тут без вариантов.

Начать бы с начала! Оборвав мысль я испуганно замерла, но как выяснилось опоздала, процесс остановить было невозможно. Вновь откатили в неизвестность. А о Мурзике ты подумала? «Не переживай, он сам тебя найдет!» — успокоили меня сами знаете кто. В этот раз, неизвестно почему — сработало, не хочу сказать, что я обрадовалась, но успокоилась точно. Забуду этого мужчину легко, а вот как забыть Мурзика?

Запись вторая

                 Странные ощущения: губы немножко мешают, великоваты, и грудь слишком тяжёлая, а с другой стороны приятно ловить на себе мужские взгляды. Я сложила губки уточкой. В карманном зеркальце отразилась очень симпатичная кокетка. Весьма соблазнительно, скажу вам. Прелестница! Мимо проходил чем-то озабоченный дядечка, похожий на научного работника или профессора из провинциального института, жизнь его явно потрепала и в данный момент времени он весь в заботах, обдумывании проблем. Аки пчела… Безнадёжный, абсолютно! Я показала ему уточку, ну так, ради научного эксперимента. Эффект был потрясающий! Мужчина остановился, стал осматриваться по сторонам в надежде что это не ему. «Тебе, тебе!» — для пущей убедительности я жеманно приподняла бровь и как-бы невзначай поправила грудь. И плацебо сработало! Исцеление. Мужчина игриво заулыбался, поправив галстук расправил плечи, поискал что-то в верхнем внутреннем кармане пальто и убедившись, что всё на месте смело двинулся в мою сторону.                       

            Открываю глаза и обнаруживаю себя в неизвестном месте. В комнату вошёл обнажённый до пояса молодой человек. Отлично сложен, он умышлено играл мускулами, демонстрируя свои лучшие качества со знанием дела. И улыбался. Игриво так, шаловливо. Аполлон с подносиком. Какая прелесть! Я в Раю! Поднос элегантно сервирован, в глаза бросились яркие апельсины, банан резво прорывающий окружение сочных яблок, и, равнодушно свисающий из блюда апатично синий виноград. А в центре этой кокетливой битвы, красовался бутон бледной как моя кожа розы, придавая изящество и смысл всей композиции. Я с облегчением выдохнула. Чувство успокоения было вызвано исключительно тем, что мужчина показался мне порядочным.  Чем были продиктованы такие преждевременные выводы о незнакомце? Это невозможно объяснить. Ну, не может человек с таким вкусом быть безнравственным. Тем более бабочка! А что бабочка? На обнажённом теле она уж никак не вяжется с благородством. Скорее намекает на профессию: какой-то актёр, импресарио, художник. Весьма уважаемые люди. Нет повода для волнений.
-Ты уже проснулась, любимая моя женщина? — неосознанным движением он манерно  провёл рукой по волнистым волосам. Знает, шельма, как хорош! Нет, не художник — натурщик. Так и хочется взять в руки кисть. Его фраза скорее всего означает, что мы уже не раз того этого….  Я пыталась найти подходящие слова, но не смогла, пришлось накрыться одеялом с головой. Нужна пауза, необходимо подумать. И что делать? Может всё и не так плохо на этот раз. Заботливый вроде, с подносиком. Но я не готова, вот так сразу, а совместимость, увлечения, интересы? А поговорить? А флирт в конце концов?! Вот так быстро и в люльку?! Решила сделать попытку переместиться.

Попробовать стоило, лелея слабую надежду, что всё волшебным образом исправилось, я выглянула одним глазом в щель, образовавшуюся складкой одеяла и обнаружила его глаз прямо перед своим, пришлось вскрываться.

-Ку-ку. Кто в домике? Куда спряталась моя блондиночка?!
 Я ещё и блондиночка — классика жанра! Оценивая обстановку и наконец-то осознав, король-то голый, стала прокручивать в голове избитые фразы для побега, всегда приготовленные на незапланированные случаи. С одной стороны, жить моей жизнью увлекательно – никогда не догадаешься, что за поворотом. Но поверьте интересно не долго, это чрезвычайно утомительно и порой даже опасно. Молодой человек аккуратно поставил поднос на укрытые одеялом ноги, и заботливо приготовился кормить меня с ложечки, как маленького ребёнка.

— Кушай деточка хорошо, а то бабай придёт и тебя заберёт. Ложечку за меня…

Серьёзно?!

Ложечка угрожающе приближалась. Не удобно не есть, старался. Но мне сейчас не до игр. Максимально вежливо я выдавила из себя: — Спасибо, очень аппетитно выглядит! Но мне что-то не хорошо, не здоровится как-то.
Не сработало, ложка настойчиво пробивалась в сжатый рот, упираясь в зубы с разным по силе нажимом. Может он стоматолог? Могу ещё шутить – это хорошо.

-Ложечку за меня! Ну, за МЕНЯ же!
Пора действовать, стоматолог угрожающе настойчив

 — Который час не подскажете?-мне удалось выбить его из колеи.
-Десять. — удивлённо ответил парень.
-О Боже, я же совсем забыла! Прости, мне нужно срочно бежать!
Парень насупился: –Что?!

Яблоки запеклись под его изменившимся взглядом, из обиженного трансформировавшегося в полный ярости. Губы надулись, красивое лицо напряглось, став до безобразия обычно- среднестатистическим, желваки мрачно заиграли. Вот, вот — взрыв… Я втянула голову в плечи ожидая истерику.
— Больше так не будет! – наконец прошипел он, с грохотом переставив поднос с кровати на стол. Апельсины в испуге разбежались по комнате, яблоки сильнее сморщились, а роза, упав на пол ещё более побледнела. И только банан оставался неисправимым оптимистом, стараясь удержать равновесие меж поникшими соседями. Тщетно! Злой Аполлон, метая молнии уже удалялся из комнаты по привычке не забывая бравировать идеальным задом. Слава Богу, всё! Заряд не сдетонировал. То есть заботы больше не будет… Печаль, печаль…Ни тебе здрасьте, ни до свиданья! Как не крути, а для меня всё это не плохие новости.

Впопыхах застегнуть сапог никак не получалось, змейка застряла на пол дороги, но терять время нельзя, нужно убегать пока не опомнился. На глаза попался мой дневник. Нормальные женщины отмечают другие вещи, а я перемещения, смещения дат и каких-то мужиков, дарованных мне непредсказуемой судьбой. Я не знаю кто я, есть только обрывочные воспоминания. Единственная собственность — дневник, где описываю происходящее. Я путешественник лабиринта построенного из вариантов решения женского вопроса.           

 Не успев закрыть за собой дверь, вдогонку донеслось сладкое: — До завтра, девочка моя синеглазая!

               Осматриваясь по сторонам, я пыталась понять куда попала на этот раз, но улица совершенно незнакома, а кроме того я одета не по погоде.

— Что это за улица, мальчик? — Цветочный переулок. -А город какой?-Город К.
Хотя какая разница какой город, всё равно далеко не уйти. Я должна испить эту чашу до дна. Хоть погуляю, проверим, как далеко мне позволят уйти. Так, бесцельно, я брела по Цветочному переулку, который по своей продолжительности казался бесконечным как проспект. Шла медленно, с удовольствием ловя на себе удивлённые взгляды прохожих, да, выглядела я достаточно экстравагантно. Высокие малиновые сапоги на огромных каблуках, колготки сеточка, шуба — «несчастные кролики» собранные воедино и постриженные под голубую норку. А продали как шкуру Бобра (мерзавцы), пухлые губы с морковно-красной помадой. Я как трансвестит, возвращающийся с затянувшейся вечеринки. Яркое Солнце помогало эффектней сверкать всем моим паеткам, что поднимало градус и настроение Цветочного переулка. Не благодарите, скучные люди, я не специально.  Жара… Зной окончательно разморил мой утомлённый мозг, сделав как будто немного пьяной и я расслабленно заулыбалась, не задумываясь о происходящем. Просто беззаботно топала по расплавленному асфальту, оставляя следы для потомков, выдавливая в асфальте ямки каблуками. Дойдя до перекрёстка, стало нечем дышать, просто невыносимо душно. По ощущениям: май – июнь. Вальяжно перекинув кроличью шубку на плечо, я игриво подмигнула дяденьке похожему на того, научного сотрудника в пальто, с которого всё и начиналось. Он поправил очки, присмотрелся, и узрев нечто инопланетное попятился прочь, пока приличие не позволило ему как ошпаренному бросится на утек. Точно он! «Куда побежал-то, Конь в пальто, а пояснить что не так? Вроде грудь, губы, брови на месте, те же, а эффект абсолютно противоположный!»

Запись третья

             Остановившись в дверном проёме я с интересом рассматривала ничего не подозревающего мужчину, одетого в классическую полосатую пижаму. Он мирно жарил яичницу напевая себе под нос: «Эх, яблочко, куда ты котишься попадешь ко мне в рот, не воротишься»

Я ухмыльнулась. Певец! Знакомые очертания. Настроение тут же было испорчено, так как не хотелось возвращаться ни к одной знакомой «заднице». Мужчина обернулся и поправив на носу очки улыбнулся такой знакомой, фирменной улыбкой — растянув полоски губ почти до ушей как чеширский кот. Доктор. Ух ты! Лучший вариант из всех возможных.
— А ты вовремя проснулась. Прекрасный день, как считаешь?
Я тоже скривила смешную рожицу и мечтательно сев на табуретку, с любовью и надеждой рассматривая его, прошептала: — Бесподобный! Теперь точно всё будет хорошо!

День первый.  Сознание ясное, эмоционально стабилен, все системы в пределах нормы. Созданы максимальные условия для адаптации. 

 Так и случилось, несмотря на небольшие недостатки, наложенные профессией как занудство и бесконечные нравоучения он всё же был замечательным, и между нами неотвратно возникла, и с каждым днём всё более разгоралась волшебная искра любви. Месяца пролетали незаметно, наполняя жизнь неожиданной гармонией. Утро больше не пугало, а делало меня счастливой – это были необычно мягкие и приятные ощущения. Знаете ли Вы что такое любовь? Испытывали такие чувства? Я не знаю, была ли это настоящая любовь, но мне становилось больно от одной только мысли, что он исчезнет из моей жизни. Я начала молится. Молилась перед сном, чтоб он был жив и здоров, выпрашивая у Господа не перемещать меня в другую реальность. Я не могла уснуть без его объятий и если оставалась одна становилось страшно, что он не вернётся.

День 98 Пациент эмоционально стабилен. Нарушений, идентичности физического и психического Я — не наблюдается. Пациент адаптировался. 

 Он поглощал меня, а я растворялась с полным доверием ко всему, что происходило.
Моя душа требовала делиться с миром всем, что имела. А имела она немного и много одновременно. Никаких материальных ценностей, только накопилось масса нерастраченной заботы и любви. Мне нравилось баловать кулинарными изысками, заботиться о его быте. Пока он самоотверженно работал я была невидимкой, незаметно вытирала следы на столе оставленные его чашкой, собирала в стирку небрежно разбросанные вещи, натирала для него зеркала, перед которыми он репетировал разные эмоции и мимику. Мне было весело следовать за ним по пятам пародируя его важный, профессорский вид. А он, увлёкшись, совсем не замечал меня и продолжал ходить из угла в угол мелкими шажками, высказывая кому-то невидимому свои наставления. Он полагался на меня целиком и полностью, доверял позволяя себе не прятаться и быть самим собой. И я с благодарностью часами восторженно наблюдала как он думает, морщит лоб, читает проговаривая в пол голоса мысли. Как осенённый гениальной идеей что-то записывает и улыбается. Улыбается! Какой же ты умный, красивый, милый. Гениален, а что я? Могу ли быть рядом с гением? С художественной школой, но полным отсутствием таланта и того что могло бы его заменить-трудолюбия. По сравнению с его эрудицией я просто ничто. Ноль. И это неравенство пугало. Но, зато я могу наполнять энергией, вдохновлять и приносить радость в его заумную, нудную жизнь. На этом и успокою себя: я ему, он мне. Дополняя свои несовершенство мы нужны друг другу.

День 185 Пациент эмоционально стабилен, реакции устойчивые. Проводится курс реабилитация творчеством.

В этой новой спокойной жизни наконец-то захотелось рисовать. Теперь у меня появился мольберт, который установила у окна. По ту сторону мира весна набирала обороты и достигла своей самой восхитительной части. Но, я ловила это мельком, что мне от красоты в мире, пока она у меня в объятиях? Моим окном и светом, моим вдохновением, весной, цветущим садом, пробивающейся из ещё холодных недр земли зелёной жизни, стал мой доктор. В свободные минуты я рисовала свою главную музу и натуру. Ничего не подозревая он как обычно книжным червем ковырялся в своих трактатах, скрупулёзно и аккуратно как хирург, извлекая из них что-то важное, откладывая, делая пометки, бережно переворачивая страницы, и с любовью поглаживая обложки своих друзей книг отрешённо посматривал в окно. А из-под моей кисти выходил шедевр за шедевром, я писала его без остановки в разных стилях и техниках и в конце концов пришлось освободить целую стену, чтоб разместить все мои работы. Так могло продолжаться вечно, пока я опять всё не испортила, банально захотев выйти за замуж — остаться тут, узаконить отношения, родить мальчика и мальчика и быть счастливой на веки вечные. Аминь. Нет, ещё обязательно родить девочку. Я надеялась остановить таким хитрым ходом не прекращающуюся игру перемещений. Закрепить счастье в точке максимума. Но, неожиданно он воспротивился.  Ну что я такого невозможного возжелала? Первые попытки поговорить были восприняты с удивлением:
— Тебе плохо?
— Мне замечательно, но разве плохо создать семью? – сказала я, а в уме озвучила ещё и это: А ты что не уверен во мне, боишься связать со мной жизнь? Я не достаточно хороша?
-Я думал у нас уже семья. Если ты о детях, то нужно встать на ноги, а у нас съёмная квартира.
— Вообще-то, я о законном браке. Когда это может случиться? – поставила я вопрос ребром, не совсем понимая в чём загвоздка.
— Купим квартиру и поженимся. Давай закончим. – разговор был явное ему не приятен, нежно прикрыв мой рот ладонью и притянув к себе, он завершил диалог. А в этот момент, мой внутренний скептик выдал: «Квартиру купить, на Луну слетать стандартная отговорка»
Как унизительно выпрашивать, то, что казалось само собой разумеющимся праздником, а стало горьким разочарованием. Но он же сказал, что у нас семья. «Враньё!» Нет, так не пройдет. На этом следует остановиться, я так к нему прикипела. Успокоив себя тем, что он неплохо зарабатывает, а значит, квартиру ждать не так уж и долго, не сто лет, я откинула вопрос в будущее.

День 356 Наблюдается ухудшения состояния, ярко выраженное несоразмерное произошедшим событиям ощущение себя несчастным или сверх счастливым. Исследуемый объект в эмоциональном плане не стабилен. Просматривается отсутствие чувства постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях.

Работая как Вы уже знаете, доктором психологии он принимал на дому. Посетителями были одни дамы. Красивые, ухоженные и жеманные девушки и женщины неопределённого возраста. Вертя шикарными фигурами и цокая высоченными каблуками, они проходили мимо вереницами здороваясь лишь для приличия, как с прислугой. Я криво улыбалась в ответ, мёдом что ли намазано. Может и мне на прием записаться? Но веселило меня это не долго, я стала обращать внимание, что некоторые дамочки смотрят на моего доктора не как на целителя, а как на мужчину.  С этого момента каждый сеанс мучал меня, превращая в мисс Марпл раскрывающую ещё не случившееся преступление. В прихожей я подозрительно рассматривала верхнюю одежду в поисках улик, на его рубашках искала следы от помады, шурудила ненавидя себя даже в карманах в поисках следов неверности. Я могла часами простаивать под закрытыми дверями его кабинета, пытаясь уловить, о чём они говорят. Мои подозрения оправдались, когда в один из дней из приоткрытой двери услышала противный женский голос: — Конечно, доктор. Если бы Вы были рядом, всё было бы совсем по-другому.

В дверную щёлку, мне были видны только длинные кокетливо сложенные одна на другую ноги и шикарные сапоги ярко малинового цвета на высоком каблуке с вызывающим оранжевым носком. Красивые, обнажённые колени, затянутые в колготки сеточку, заманивали моего доктора в ловушку и это подтверждал его бегающий шаловливый взгляд. Все эти тётки не доведут до добра, они положили на моего доктора хищный взгляд.  Особенно меня раздражала эта, приходящая просто так, поморочить голову, рассказывая о каких-то оживших вещах, бесконечных мужчинах, как буд-то намекая, что не прочь расширить свой круг знакомства. Нимфоманка! Никак не удавалась подсмотреть как она выглядит, дама приходила неожиданно, и так же исчезала, но я почти на 100% уверена – снаружи хороша, а внутри всё сгнило. Коварная ведьма!

День 400 Исследуемый объект проявляет ничем не подкреплённое беспокойство. Появилась нестабильность в поведении.

После одного из сеансов я не выдержала и выдала свою первую претензию:
-Я видела как ты на нее посмотрел!
-Что не так? Это пациентка.
— Но, ты смотрел на неё не как на пациентку! – продолжала давить я.
— Даже если и так, я мужчина. У меня есть глаза почему бы их не использовать? – недоумевая, ответил уставший доктор, но глаза его бегали выдавая вину.
Я смотрела на него с недоумением, обидой прокручивая за секунды тысячи мыслей:
«А ничего, что у тебя уже есть женщина? А ничего, что я живу с тобой уже второй год практически как жена? Или ты так не считаешь? Я старею тут, не имея никаких гарантий будущего! Не нужна тебе в качестве жены, не нужна как мать твоих детей, нужна только для секса и в качестве горничной, прачки, поварихи! Я требую доказательств любви!»
Ты меня любишь? Безумно! Ты меня не любишь!

Я толстая? Нет! Я толстая!
Я красивая? Да! Это не твоя заслуга!

Всего этого недостаточно! Чего же ты хочешь? Хочу доказательств твоей любви!

-Я тебя люблю. 
— Нет. Ты меня не любишь.
— Ты прекрасна!
-Враньё. Я толстая…

-Ты красавица! 

-Ты меня не любишь…

Я не знаю, не знаю, не знаю, чего хочу! Мне категорически не рекомендуется влюбляться, проявляются худшие качества, возрождаются страхи и комплексы. В глубине души я понимала, что перегибаю палку, но что делать если накопилось и само срывается с губ. Самостоятельно остановиться уже была не в состоянии, а он ничего не делал как психолог чтоб прекратить нарастающую истерику, был так занят своей работой, Нимфоманкой, и чтением книг, что не замечал проблему прямиком у себя под носом. Это безразличие обижало меня. Чем я заслужила такую бесчувственность?

— Мне надо с тобой поговорить. –  почему-то меня тешит как он напрягается переключаясь, пытается вычислить в чём же провинился и какой правильный ответ. Ловлю себя на мысли, что доставляет удовольствие мучить, терзать, изматывать его, не давать сосредоточиться. Он пытался меня задобрить разными приятностями надеясь, что я оттаю и успокоюсь. Но делал только хуже. Каждый новый букет цветов вызывал во мне радостный подъём в ожидания заветной коробочки. Но коробочки не было. А значит букет цветов искусственный, мертвый.
— Ты мне ничего не хочешь сказать? – уморительно, как мой дипломированный психолог каждый раз попадался на крючок и начинал изворачиваться в поисках ответа, что же он такого натворил. А я помогу, подскажу тебе, намекну в чём вина. Ты не женишься на мне!

Порой паузы затягивались, но ответы он всегда давал теоретически правильные:

— Люблю.
— И …. –нежно наталкивала я на мысль.

Бесконечно мучает мысль, доводя до физической боли: Трачу на него свою жизнь, теряя время и в конце концов он найдёт себе другую. Тем более столько искушений. А ведь биологические часики тикают, а я женщина, хочу семью, детишек. 

День 490 У исследуемого объекта наблюдаются выраженные признаки мании преследования, обеспокоенность.  Пациент требует постоянного внимания, для облегчения и смягчения страданий пришлось начать применение медикаментозного лечения.

В один из вечеров я решила, раз уж он такой не решительный сделаю предложение сама. Приготовила вкусненькое, попросила красиво одеться, объяснив, что будет сюрприз. Теряясь в догадках, что ожидать он сидел как на иголках на всякий случай изображая виноватый вид. Но выглядело это так, как буд-то он подсыпал в бокал яду. Я же была спокойна, так как повторяла речь не единожды. Торжественно зажгла две свечи и напролом понеслась в счастливое будущее:
-Милый, я тебя люблю и хочу разделить с тобой жизнь. Если я не та, кого ты хочешь постоянно видеть рядом то это грустно, но не страшно. Если ДА, то спокойно жду росписи. Если НЕТ, то не хочу связывать тебе руки и лишать шанса найти Ту Самую.– трагическим голосом закончила я.
— Ты не та.  –свеча потухла, он холодно и нарочито вежливо продолжил: — Шучу. Я не готов к женитьбе (посмотри на себя, ты же истеричка, на тебе уже диагнозы негде ставить) на это есть множество причин (ты истеричка) я не смогу оплатить свадьбу, которую тебе бы хотелось; не смогу привести семью в собственный дом (и закомплексованную истеричку). Потерпи, прошу тебя (пока я не найду другую истеричку).

Это какая-то ерунда, фальшивая вежливость. Никому от нее ещё не полегчало. Особенно когда уже влез в душу. Какого же ты лешего лез?! Не видел, что ли надпись: «Не влезай, убьёшь!» 
 Но, ответила покорностью, не решившись высказать вслух то, о чём наболело, а мысли были не хорошими, совсем не вежливыми: «Ты -подонок! Подонок, ещё один. Очередной. С родителями меня не знакомил, выйти замуж не предлагал. Ищешь лучший вариант? А на мне просто ставишь психологические эксперименты? ПОДОНОК!»

День 560 У исследуемого объекта улучшения поведения не наблюдаются. Соматическое лечение не эффективно. Появились признаки агрессивности, нарушены логические взаимосвязи мыслей, проявляется крайне положительные или безмерно отрицательные суждения о других и о самом себе, утрачена способность критической оценки.

Уйти? Люблю его, люблю по-настоящему впервые в жизни.  Не уйду!  И, я не ушла. Но всё стало меняться. Не видела смысла доверчиво открывать свои мысли, он уже не казался для этого достаточно близким. Присматривалась и изучала, собирая улики подкрепляющие подозрения. Всё сводилось к тому, что этот подонок вероломно использовал меня. Я перестала рисовать – пропало вдохновение, безжалостно сорвала все свои картины со стены и сложив их в дальний угол наклеила на их место дешёвые, вульгарные фотообои. А он даже не заметил перемен. И только после того, как я бросила их ему на стол разорванными в клочья удалось добиться реакции:
-Что это за мусор на моих документах?

-Мусор?! – задыхаясь от возмущения, испепеляюще глянула я: — Это не мусор — это портреты подонка! 

И молча взяв мусорный пакет, просто скинула все его физиономии туда где им и место.

День 670 У исследуемого объекта состояние ухудшилось. К выше перечисленным симптомам агрессии добавились всплески апатии, явно выраженный депрессивный синдром.

Ты будешь ужинать? Да. Нет. Не знаю. Тебе сделать чай? Спасибо. Пожалуйста. Да. Нет. Нет. Да. Не знаю. Эй, ты. Э

 Слов становилось всё меньше, разговоры сводились исключительно к решению бытовых вопросов и как-то незаметно мы стали молчать целыми неделями, месяцами, относясь к такому положению дел с безразличием. Легче было постучать по плечу, чем окликнуть. Не заметить, чем взглянуть в глаза. Друг для друга мы превратились в кофемолку, холодильник, мультиварку, швабру, ремонтника, кухарку.

День 735 У исследуемого объекта наблюдается резкое ухудшение состояния. Добавились галлюцинации, подозрительность, перерастающая в мании. Состояние средней тяжести. Используемые препараты выявили побочные эффекты усугубив ситуацию.

   Его достоинства на поверку оказались двоедушием. Наконец-то мои глаза открыты, я увидела истинное положение вещей. Этот подонок постоянно бравировал что не переносит лицемерия, а сам врал мне с лёгкостью больше года. Раньше я гордилась его способностью подмечать, то что незаметно другим. Какое бы событие мы не посещали будь то спектакль, фильм, музей, экскурсия — он везде выявлял и с лёгкостью выводил на чистую воду несовершенство актёров, танцоров, певцов, художников, организации, архитектуры. И попадал в точку, сволочь, оказывался правым, а в действительности же уничтожал, развеивая по ветру всё очарование от вылазки. Да он просто-напросто человеконенавистник, мизантроп! Искусство быть критиком оказалось неоправданной жестокостью, склочностью. И пациентов он не лечит, а наслаждается их болью, упиваясь несовершенством! Он зациклен на поимке ведьм! Со знанием дела инквизитор, делился со мной умными выводами не подозревая, что мне хотелось одного — чтоб он побыстрее заткнулся, не слышать этот бред!  Прекрати зудеть, подонок.

Я так желала, жаждала чтоб он онемел, что в один из дней моя мечта осуществилась, и, я оглохла. Традиционно не повезло, только на одно ухо. В этом измерении желания сбываются с лёгкостью, но не как хотелось бы. Нужно быть очень аккуратной. Мечта сбылась, но как всегда не принесла радости, а только усугубила ситуацию. Нравоучения продолжала слышать, но теперь чтоб разобрать неразборчивые звуки приходилось переспрашивать.

Боже, где я, куда ты меня вновь отправил?!  За что мне всё это? Дай уже мне мужика нормального! Что в этом сложного, я что прошу в космос полететь?!

Эх, яблочко да жизнь опасная, стала баба твоя несогласная.

День 821 Лечение не эффективно. У исследуемых объектов состояние стабильно тяжёлое. Пациент 1: потеря ориентации. Неспособен изменять поведение в зависимости от смены обстоятельств. Пограничное расстройство личности. Пациент 2: Отрицание любых социальных связей. Полная невменяемость, опасен для социума. Дальнейшее лечение считаю не целесообразным.

Автор Татьяна фон Лыхманова

и …меня вылечат

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.