Ода больным и докторам

Было это в 2018 году. Мы с сыном попали в больницу Филатова, и из наших скитаний по кабинетам родилось это:

Шатаясь по лабиринту кабинетов института глазных болезней имени Филатова; прорываясь через толпы незрячих, слабовидящих людей; ожесточённо борясь за место в очередях, за возможность попасть к докторам до окончания рабочего дня я ощутила невыносимый стыд от своей нарастающей агрессивности, напористости, да ещё и на фоне лучшего чем у большинства здоровья и возможностей. Ощущение не из приятных. Уровень моей энергии начал катастрофически опускаться. И как я не выдавливала улыбки пытаясь сохранить человеческое лицо, таки упал ниже больничного плинтуса, сделав меня злой, нетерпимой и при этом наполнив необоснованными муками совести. От бессилия над обстоятельствами захотелось всплакнуть. И я решила хоть как-то исправить настроение занявшись делом, оптимистичными набросками:

Несмотря на неизбежный негатив больницы ( ведь, люди идут туда с болью). Больницы, в которую государством вкладывается — НИЧЕГО, всё равно, однозначно — есть чем гордиться! Замечательные, заботливые и улыбающиеся врачи, знающая каждого в лицо Галя, и много оптимистичных пациентов. И, конечно, главный человек — многоуважаемый Филатов В.П. ( до речi -дуже цiкава особистiсть). В 1903 году попал он к нам в Одессу, а тут — сам йодированный воздух помогал ему изобретать новые методы лечения. Так и разросся, и до сих пор функционирует — целый институт, учреждение, где мы — человеки разумные, можем починиться.
Всем нужно благодарить его. Но, стоящие в бесконечно-хаотичных очередях, не способны думать о благодарности. Поэтому, сделаю-ка я это, прямо сейчас:
«Хвала, Вам — Владимир Петрович, и вечная благодарность от нас всех! Хвала Вам, доктора!»
Далее, хочу задокументировать некоторые мысли и моменты:
1. Болтливый дедушка. Он так много говорил и подходил так близко, обжигая своим дыханием и запахами, что хотелось предостерегающе вытянуть руки, напомнив ему о моём личном пространстве. Все его рассказы были о детстве или обучении в институте, он жил там в юности, видимо остальные годы стёрлись по каким-то неведомым причинам. Он в деталях описывал как написал курсовой, затем потерял его, и в слезах пришёл об этом каяться преподавателю. А оказалось, что курсовой уже давно сдан. Через полчаса зудящей болтовни, делая вид, что слушаю, я одновременно продумывала план побега, но при этом перспективу не сдать стратегически важные позиции в очереди. Мучительно напрягала мозг, пока он не сказал: — Чего мне бояться? Я и смерти не боюсь. Чего её бояться? Боюсь только одного — остаться слепым в одиночестве.
Всё.
Эти слова смирили меня с его близостью и утомительной болтовнёй.
2. Сидим в очереди, рядом парень ждёт процедуру — «укол в глаз»( даже писать страшно) , а ему весело — травит анекдоты. Его собеседник выслушав очередной, про врачей, тоскливо так протянул: — А вообще, всё это совсем не смешно…
Оптимист поворачивает к нему потрёпанную жизнью голову и подмигнув единственным, открытым миру голубым глазом, выдал: — А что, плакать что ли? Така э украiiнська приказка: Якщо хочеш смiятися — то плач. Та навпаки: Якщо хочешь плакати — то смiйся.
3. Следующая очередь. Из кабинета в коридор выходит статный, красивый врач и громогласным баритоном спрашивает у мгновенно притихшей и замершей на старте, многомиллионной очереди слабовидящих марафонцев:
-Где мальчик?
Все бабушки и дедушки пальчиком прищурив для чёткости глаза, на всякий случай, осмотрелись вглядываясь друг в друга( особенно бабушки — случаи бывают разные, а вдруг мальчик какой интересный и эщё живой затесался).
Я напряглась, среди всех этих людей я была наиболее способна адекватно оценить окружающих мальчиков, так как вижу ещё достаточно прилично, Слава Богу! Тем более мальчик, по возрасту тут только один — мой сын. Но, меня опередили, откликнулся мужчина лет сорока и утверждающе отрапортовал: — Я.

Очередь разочарованно расслабилась, осела. А
Доктор оценивающе приподняв бровь констатировал факт: — Значит, мальчик у нас — пубертатного периода.
Пубертатный мальчик не возражал, только смущённо заулыбался и покорно проследовал за врачом в кабинет. После осмотра они вышли улыбаясь и явно подружившись. И только тут, я заметила, что мальчик-то сам одет как доктор из операционной. Видно, что-то произошло у него с глазами непосредственно на работе. История, думаю, с хорошим концом — он вышел радостный. А может и ошибаюсь просто, попался очередной «мистер-оптимист».
— Я гинеколог, и друг мой тоже гинеколог. — представил он себя и своего сопровождающего высокому доктору. У меня возникли одновременно две мысли: Так вот как врачи знакомятся, а я и не знала. Действительно к чему имена, к чему эти формальности, тем более если ты — гинеколог?! И вторая мысль: что ж могло такого случиться в работе гинеколога, чтоб бежать к офтальмологу?
В ответ, офтальмолог традиционно приподнял манерную бровь и выдал цитату достойную быть увековеченной в истории медицины и института глазных болезней имени Филатова:
«Все мы — гинекологи, в какой то степени…»
……….
4. День второй. Подходим к воротам института Филатова, прямо на нас надвигается мужчина в цветной накидке сторожа или охранника, и радостно протягивая в нашу сторону руку, кричит:
-Сан Саныч!
Мы себе не туда, мало ли кто это, и кого он там увидел. Продолжаем продвигаться по запланированному маршруту, а он всё ближе …и сворачивать явно не собирается. Мы так же не сдаёмся. И вот, когда настал момент неизбежного столкновения: ещё более удлинив свою костлявую руку, и её вершиной — бесцеремонно уткнувшись в моего двухметрового мальчика, он разочарованно сделал для себя вывод, полными горечи словами:
— Не Сан Саныч…
Вывод:
Опять таки — молодцы ! Трудоустраивают своих незрячих пациентов!
…………
П.с. Хорошие у нас люди, даже когда больные — всё равно хорошие. Злые, растерянные немножко, но — хорошие. И доктора хорошие. Но, вот больнички …. можно же сделать по другому: вспомнился О…с -записался, пришёл, оплатил и чётко по времени прошёл то, что тебе необходимо( жаль, не каждому по карману). Незначительная деталь, которая мне очень там понравилось: кабинеты по номерам, а не по названию болячки. И это — зер Гут! В поликлиниках у нас, как? Сидишь к гинекологу, а тут подходит интересный мужчина который пять минут назад к тебе в лифте заигрывал. Можно было-бы сказать — судьба! А тут опа — прячет глаза и краснея в соседний кабинет к проктологу очередь занимает. Наверное, не судьба((
Так и получается: что некоторые люди до последнего лечатся на дому, пока совсем не припрёт. Неудобно объявлять всему миру о своей проблеме.
Вот Вам и ещё один привет из совдепии, оставшийся с времён где секса нет, и всё общее — в том числе, геморрой.
Ой, йой! Опять меня занесло)
Я к чему всё это вела?
К благодарности!
Будьте здоровы и живите богато!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.